Рожденные ненавидеть книга: ; , c , Palm, Pocket PC , , , .

Биография Клауса Кеннета объясняет, почему он был рожден ненавидеть

«2 000 000 километров до любви. Одиссея грешника», Клаус Кеннет, перевод Ирины Крейниной, Никея, 2019

От любви до ненависти — один шаг, это мы хорошо знаем. А если наоборот: от ненависти до любви? Тут сложнее. У Клауса Кеннета, например, на это ушло два миллиона километров. Сколько это в шагах, попробуй сосчитай. Еще в детстве будущий немецкий музыкант и писатель понял странную в общем-то для ребенка вещь — он рожден ненавидеть. «Мои несчастья начались еще до моего рождения. С самого начала я, без сомнения, находился во власти разрушительных сил», — пишет автор в первой же главе своей автобиографии, которая, кстати, стала международным бестселлером и переведена сегодня на 12 языков.

Непростая биография Кеннета переведена сегодня на 12 языков.

В жизни у Клауса Кеннета и правда все складывалось один к одному, хуже не придумаешь: родился в последний год войны в бегах от наступающей Красной Армии, мать его не любила, отцовской заботы он тоже не знал, дружбы с ровесниками не складывалось… Душевные терзания подпитывали и другие насущные проблемы: еще в возрасте нескольких месяцев Кеннет чуть не умер от голода, вместе с родителями и братьями он терпел нужду и лишения и после. «Но, несмотря на голод, я вырос и окреп. И тут выяснилось, что недостаток продуктов является куда менее трагичным фактом, чем недостаток любви», — говорит автор.

И признается: ему всегда хотелось чувствовать себя частью чего-то большего — крепкой семьи, настоящей дружеской компании, но ни любви, ни поддержки, которых он искал, он нигде не находил. Одиночество привело к озлобленности, и лучшим выходом для себя подросток выбрал вынашивание планов мести. Причем абсолютно всем:

безразличным родителям, бившим его одноклассникам, ловившим его за хулиганство полицейским. Месть эта, правда, в итоге оказалась направлена на уничтожение самого себя: Кеннет ради забавы грабил магазины, пристрастился к наркотикам, стал членом леворадикальной группировки. Отвлечься от метаний он попробовал музыкой, создав рок-группу Shouters («Крикуны»), — благо задатки были: мать — известная в прошлом оперная певица, отец — дирижер. Но и тут, набрав популярность, стал назло всем вытворять на сцене такое, что слушатели кидали в него камни.

Устав от самого себя, Клаус Кеннет начинает духовные поиски. Сначала он думает, что разобраться в себе ему помогут коренные индейцы, потом на несколько лет он становится буддийским монахом, после — погружается в индуизм, где дорастает до звания гуру, но и это все не то.

Тогда он уходит в эзотерику, ищет истину у протестантов, знакомится с матерью Терезой, которая производит на него неизгладимое впечатление, но и это совсем не похоже на то, что он ищет. Концом поисков для немца стало православие. Сейчас, когда 74-летнего Кеннета скептически спрашивают, уверен ли он в том, что это точно конечный пункт, он понимающе смеется и отвечает утвердительно. «Люди, которые не чувствуют этого, никогда не встречали настоящего православия, но сталкивались лишь с неким его суррогатом. Это все равно, что предпочесть золоту латунь», — говорит он. В книге Кеннет вспоминает об общении с архимандритом Софронием (Сахаровым) — учеником преподобного Силуана Афонского, знал он и епископа Антония Сурожского (Блума).

О своем непростом пути российским читателям Клаус Кеннет расскажет лично: 5, 8 и 9 сентября он встретится с публикой в Москве, где не только ответит на вопросы, но даже и сыграет на гитаре. А 11 и 12 сентября писатель посетит Санкт-Петербург, где также пройдут его встречи-концерты (кстати, модератором одной из бесед станет в прошлом лидер суровой группы Amatory Игорь Капранов). Для Клауса Кеннета это первый приезд в Россию, хотя с этой книгой он объездил весь мир.

«Я ненавижу своих детей». Как живёт женщина, родившая восьмерых близнецов | Люди | Общество

Появились они на 31-й неделе в результате кесарева сечения. Вес каждого новорождённого не превышал 1,5 кг. К счастью, все выжили — и тут же стали знаменитыми. Как и их мама-рекордсменка. Ведь когда эмбрионов пять и больше, шанс на то, чтобы благополучно их выносить и родить, невелик.

Октомама («восемь» по-латыни — «octo») Надя Сулеман, видимо, сама родилась для того, чтобы удивлять. До появления на свет октопят она уже была матерью шестерых детей, которых родила за 8 лет. Таким образом, к своим 33 Надя имела 14 наследников. Даром что с наследством тут как раз неважно. У мамы-героини нет даже мужа. То есть один был — Марко Гутьеррес. Но забеременеть от него естественным путём у Нади не получалось, а против искусственного выступал Марко. Так что все дети — результат ЭКО, а их биологические папаши — анонимные доноры, которые вряд ли когда-то помогут отпрыскам.

Подражание Джоли

Непонятно, кто теперь поможет и Майклу Камраве — док­тору, который имплантировал Наде эмбрионы. После того как подробности происхождения октопят стали достоянием общественности, его лишили лицензии на профессиональную деятельность — женщинам моложе 35 лет больше двух эмбрионов подсаживать не рекомендуется. А он подсадил 12!

Доктор оправдывался: Надя подписала согласие на эксперимент. Она разводила руками: не ожидала, что получится столько! В другой раз признавалась, что с детства, как единственный ребёнок, мечтала о большой семье. Истинные мотивы женщины туманны. Восхищалась Анджелиной Джоли, сделала пластическую операцию ради сходства с актрисой, из желания подражать ей. Инфантилизм? Безрассудство? Если бы Сулеман хоть отчасти походила на кинодиву ещё и умом — это было бы явно нелишне.

Немудрено, что американская общественность в отношении к Наде разделилась на два лагеря. Одни восторгались и умилялись. Другие обвиняли её в желании сесть на шею государству. Ведь даже все процедуры недешёвого «удовольствия» ЭКО Надя делала на деньги фондов. А семью содержала на пособия по своей безработице и по инвалидности троих старших детей. Смело обнажала перед фотографами «беременный» живот. А вскоре после родов уже участвовала в реалити-шоу Celebridate. Она готова была и дальше устраивать душевный стриптиз, надеялась стать звездой экрана, чтобы поднять на ноги 10 мальчиков и 4 девочек. Но… следить за тем, как женщина выполняет обычные материнские обязанности (кормит — одевает — купает малышей) зрителям быстро надоело. Шоу закрылось, а Сулеман снова принялась искать пожертвования. Только теперь её появление в журналах или на ТВ вызывало бурю негодования у налогоплательщиков. Им перестала нравиться женщина, которую вчера они считали героиней. Надин отец, воевавший в Ираке, ещё пытался ей помогать. Мать же не скрывала, что такая орава для неё ноша непосильная.

Дом, в котором жила Надя с детьми, из-за долгов (1 млн долларов) в том же 2009 г. был выставлен на аукцион. А соцработники, проверявшие, как живёт семья, заключили, что Сулеман не нуждается в помощи государства. Сама Надя уверяла, что и прежде обходилась минимальной помощью — талонами на питание. Лукавила или нет, ясно одно: женщина вошла в роль октомамы ещё до рождения восьмерняшек. Чем ни занималась, всё «ради них». Только на самих детей времени не оставалось.

Отчаявшись заработать на хлеб насущный приличными способами, Надя пустилась во все тяжкие. Преуспела на ниве порнокино и стриптиза, получив несколько призов за дебютный фильм «Октомама одна дома». «Я выглядела очень гламурно и впервые чувствовала себя такой сексуальной!» — рассказывала Надя. Ради порноиндустрии она даже легла под нож, перенеся несколько операций на лице и теле — гонорар в 100 тысяч долларов, вероятно, стоил того. Сулеман оправдывалась: «Я делала это только ради денег — чтобы дети не были голодными».

В чём её подозревают

Сразу после рождения октопят у Нади появились агенты, которые договаривались о платных фотосессиях, интервью, телесъёмках. Надя создала сайт, где призывала людей помогать ей. Но жалели её не все. Машину Нади кто-то разбил. С пиарщиками её грозились расправиться. Всё бы ничего — так ещё дети изводили. Мамаша нервничала: хоть в петлю лезь. Однажды ляпнула сгоряча: «У нас нет денег ни на жильё, ни на еду. Я ненавижу своих детей! Они как мерз­кие животные…» И выложила в Сеть видео, на котором малыш «грызёт» стену — с голодухи, очевидно… Надя начала принимать психотропные препараты, впала в зависимость. А следом — новое несчастье. Правоохранительные органы заподозрили её в сокрытии доходов от телесъёмок (30 тыс. долларов) и незаконном получении соцпособий. Если вину докажут, октомаму могут посадить на шесть лет.

К счастью, стриптиз и порносъёмки для Сулеман в прошлом. Правда, бросить эту работёнку оказалось непросто. Менеджер угрожала Наде судебным иском в те же 30 тыс. долларов за срыв фотосессии. Надя уступила — а её всё равно обманули, отняв уже 50 тысяч… Тогда же, вернувшись домой, Надя увидела, как 10-летняя дочь щеголяет на маминых шпильках. Это стало последней каплей: женщина выбросила всё, что напоминало о порноиндустрии. После чего вспомнила, что когда-то училась на врача, вернулась в родной город Ориндж и устроилась на работу. Теперь она сама оказывает психологическую помощь женщинам и работает с маленькими аутистами. Своих детей перевела на здоровое питание. А о замужестве даже запретила себе думать: «У меня не так много времени, чтобы отнимать его у своих детей и тратить на кого попало». Это находит понимание у многих. Сейчас ведь новое поветрие — все на борьбу с мужским сексизмом? По выходным всей семьёй — в церковь. «Семья и Бог — моя жизнь. Помощь людям — моё предназначение», — сообщает 3000 своих подписчиков в Инстаграме Надя.

«Ради детей» она пыталась окунуться в шоу: её пережевали и выплюнули. Теперь ветер подул в другую сторону. Спасёт ли весёлую семейку новая Надина вера? Как говорится, дай-то Бог.

«Я ненавижу свою шею и другие мысли о том, как быть женщиной» Нора Эфрон: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-00146-076-3

Это не «мысли о том, как быть женщиной», это мысли о том, как быть Норой Эфрон.

Кто такая Нора Эфрон?
Я понятия не имела до того момента, пока не прочитала статью из википедии.
Оказывается, это — сценарист и режиссёр фильмов «Неспящие в Сиэттле», «Когда Гарри встретил Салли», «Вам письмо», «Джули и Джулия», трижды номинирована на Оскар за лучший оригинальный сценарий.
Думаю, что хотя бы один из этих фильмов вы точно смотрели

«Я ненавижу свою шею» — краткое содержание жизни автора, но некоторые главы касаются любой женщины.

Чувствуется, что человек относился к жизни легко. И эта книга тоже легкая.
В ней нет никакой мудрости, это просто размышления

Мне очень понравилась глава про женские сумки, в которой Нора описывает, какой ад в них творится и что найти там можно все, что угодно, кроме того, что нужно, потому что сумка — чёрная дыра)))

Классная глава про уход за собой и про родительство

Книга вышла, когда Норе было уже 65 и в ней четко прослеживается горечь автора по поводу своего возраста.

Сложность только в том, что это история американки о жизни в Нью-Йорке, много упоминается локально-известных личностей, объектов и проблем, которые могут быть не понятны. Но в целом — это история человека, который прожил обычную жизнь, полную радостей и грусти, успехов и неудач, и имел возможность поделиться своими мыслями, история про женщину, которая смотрит на свою жизнь с высоты прожитых лет)

Все мы там будем и это не круто.. но неизбежно!
Поэтому лучше воспринимать все с юмором, как Нора

Она умерла спустя 6 лет после выхода этой книги и нам остались только её фильмы.

Читается мгновенно — крупный шрифт, всего 150 страниц.
Вполне адекватно, если вы думаете, что книга несоразмерно дорогая по сравнению с количеством страниц, но черт побери, она красивая и приятная!! Качество страниц и печати просто 100 из 10, они как шёлк, хочется гладить, переворачивать и даже загибать уголки страшно!

п.с. книга понравилась моей маме))

#читаюсморем

Instagram @stophodoring

Поколение на горошине: рожденные после 1989 года как новый вид людей

Чем же провинился русский классик? А русский классик посмел описывать изнасилование девушек и писал все время какие-то гадости вроде «…лежала на нарах, вся сжавшись, уткнув голову в грудь, горячо наплакавшись от ужаса, восторга и внезапности того, что случилось» и «…она, рыдая, вдруг ответила ему женским бессознательным порывом — крепко и тоже будто благодарно обняла и прижала к себе его голову». Писатель, который считает, что женщина может испытывать во время изнасилования «восторг и благодарность», конечно, не имеет права омрачать своим существованием снежный мир. Там ничего не хотят знать про то, что Бунин вообще полагал, что в страхе, боли и суицидальности у человека есть и момент экстаза (вспомним, как застрелился герой «Митиной любви»: «…глубоко и радостно вздохнув, раскрыл рот и с силой, с наслаждением выстрелил»).

Нет, ну в самом деле, что лучше — знать Бунина или избежать нервного срыва? Снежинки твердо ставят на второе, и преподаватели идут им навстречу. Поэтому теперь профессора нередко пользуются правилом «предупреждения о триггерах». Вот, например, в Оксфордском университете студентов-юристов уже только с триггер-преду­преждениями и учат. Типа: «А сейчас будет описание одного очень неприятного дела с убиванием старушек, расизмом и гомофобией. Просьба к тем студентам, которые могут принять это близко к сердцу, покинуть аудиторию или включить музыку в наушниках».

Зачем миру нужны столь нежные юристы и как они потом будут функционировать в судебных залах? Этот вопрос перед профессурой не стоит, куда важнее избежать инцидентов и судебных исков со скандалами сейчас.

Тончайшая грань

Один из любимейших терминов снежинок — «обесценивание». Глубина и сила их ощущений важнее любого мнения, пусть даже экспертного, со стороны.

— О, как я страдаю! Меня укусил комар!
— Точно комар? Не медведь? Их легко перепутать…
— Не смейте шутить над моими страданиями! Не смейте обесценивать мои чувства!
— Ну давай протрем укус одеколоном.
— Не смейте давать мне советов, я их у вас не просил!
 — Если тебе так уж больно, зачем терпеть, давай помажем.
— Не смейте обвинять жертву! Я не виновен в том, что стал жертвой насилия! Мои поступки нельзя осуждать, я жертва, я всегда прав!
— Да что же с тобой делать тогда?
— Понимать и сочувствовать!

Да, поколение, рожденное в диких семидесятых, не говоря уж о совсем пещерных временах, не может иногда понять, почему так ужасно, когда в кафе нет твоего любимого смузи. Оно не готово признавать жестокой травмой тот кошмарный факт, что снежинку насилием и манипуляциями в три года приучали к горшку, отняв родной памперс. Поколение семидесятых, ставшее родителями снежинок, с интересом выясняет, какими ужасными, лживыми, агрессивными и токсичными тварями они были, как искалечили они детское тело и душу.

Откуда снег?

Том Беннетт солидарен с большинством социо­психологов и педагогов: снежинки — это не результат работы гипноизлучателя, установленного инопланетянами на Луне, а вполне ожидаемый продукт новой педагогики. Снежинки выросли в основном в тех странах, где как раз в это время физические наказания детей стали считаться уголовным преступлением. Более того, ребенок в наше время вообще максимально защищен от любого дискомфорта и опасности. Дома с детьми переоборудуют в подобие резиновых камер для маленьких буйнопоме­шанных. При болезнях дитя сразу получает обезболивающее. Любые спортивные занятия производятся максимально мягко, с непременной защитой и медосмотрами. Интересы ребенка поставлены во главу угла: он царь, бог и повелитель в семье. Ему постоянно объясняют, что он самый умный, самый красивый, самый любимый и достоин всего самого лучшего. Даже если он будет поступать плохо, мама с папой все равно будут его любить всегда-всегда: «безусловная любовь» и «безусловное принятие» — это альфа и омега современной родительской педагогики.

Вот, например, рассказ Носова «Огурцы» стал шоком и предметом горячего обсуждения на материнских русскоязычных форумах. Если кто забыл, то предыстория там такова: дети нарвали огурцов на колхозном поле и убежали от сторожа, дома мама в восторг не пришла и потребовала огурцы сторожу вернуть.

«Мама стала совать огурцы обратно Котьке в карман. Котька плакал и кричал:
— Не пойду я! У дедушки ружье. Он выстрелит и убьет меня.
— И пусть убьет! Пусть лучше у меня совсем не будет сына, чем будет сын вор».

Эта драма вызвала живейших отклик в родительских сердцах.

«Ну вот нет ничего в жизни страшнее, чем предательство человека, которому доверяешь. Которого любишь. Для которого несешь эти проклятые огурцы, а получаешь с ноги в самое свое живое и беззащитное» (doc_namino).

«Маму хочется долго и мучительно убивать. Пока не прочувствует как следует, что натворила. А потом оставить с этим жить. Ребенка жалко до слез» (mara dh).

«А потом подобные Котьки вырастают и идут к психологам лечить свои детские травмы маминой нелюбви» (nadezhda_k).

Рожденных ненавидеть евреев | PragerU

Я родился ненавидеть евреев. Это было частью моей жизни. Я никогда не сомневался в этом. Я не родился в Иране или Сирии. Я родился в Англии. Мои родители переехали туда из Пакистана. Это была типичная история иммигрантов: переехать на Запад в надежде улучшить жизнь себя и своих детей.

Мы были набожной мусульманской семьей, но никоим образом не экстремистами или радикалами. Мы желали только самого лучшего — всем, кроме евреев. Мы считали евреев пришельцами, живущими на украденных мусульманских землях, оккупантами, которые участвовали в геноциде против палестинского народа.Следовательно, наша ненависть была оправданной и праведной. И это сделало меня и моих друзей уязвимыми для аргументов радикальных экстремистов. Если евреи были такими злыми, как мы всегда считали, разве те, кто их поддерживает — христиане, американцы и другие на Западе, — не должны быть такими же злыми?

Начиная с 1990-х годов, ораторы и учителя в мечетях и школах начали бесконечно повторять эту тему: Мы не были западными. Мы не были британцами. Мы были мусульманами, первыми и единственными. Наша верность была нашей религии и нашим собратьям-мусульманам.Мы ничем не были должны западным странам, которые нас приветствовали. Как жители Запада, они были нашими врагами.

Все это дало желаемый эффект. По крайней мере, на мне. Это изменило мой взгляд на мир. Я начал рассматривать страдания мусульман, в том числе в Британии, как вину западного империализма. Запад воевал с нами, а евреи контролировали Запад. Мой опыт учебы в университете в Великобритании только укрепил мои все более радикальные убеждения. Ненависть к Израилю была знаком чести. Организуйте антиизраильский, пропалестинский митинг, и вы наверняка соберете большую одобрительную толпу.

Еще в университете я решил, что протестов и пропаганды против Израиля недостаточно. Истинный джихад требовал насилия. Так что я планировал присоединиться к настоящему бою. Я бы бросил колледж и присоединился к тренировочному лагерю террористов в Пакистане. Но, к счастью для меня, судьба вмешалась — в книжном магазине.

Я наткнулся на книгу профессора права из Гарварда Алана Дершовица под названием The Case for Israel . Дело в Израиле? В каком случае может быть? Само название привело меня в ярость, и я начал читать страницы почти как вызов.Насколько неосведомленным, насколько глупым мог быть этот парень, чтобы защищать то, чего нельзя было оправдать? Ну, он был евреем. Это должен был быть ответ. Тем не менее, я читал. И то, что я прочитал, бросило вызов всем моим догмам об Израиле и евреях: я читал, что не Израиль создал кризис палестинских беженцев; это были арабские страны, ООН и коррумпированное палестинское руководство. Я читал, что евреи не использовали Холокост для создания государства Израиль; движение за создание современного еврейского государства восходит к XIX веку и, в конечном счете, к истокам еврейского народа почти 4000 лет назад.И я читал, что Израиль не занимается геноцидом против палестинцев. Напротив, всего за двадцать лет население Палестины фактически увеличилось вдвое.

Все это меня злило еще больше. Мне нужно было доказать неправоту Дершовица, чтобы своими глазами увидеть, насколько на самом деле расистским и деспотичным был Израиль. Итак, я купил билет на самолет. Я поеду в Израиль, дом моего врага. И тогда все изменилось. Все.

То, что я увидел собственными глазами, было даже сложнее, чем то, что написал Дершовиц.Вместо апартеида я видел сосуществующих мусульман, христиан и евреев. Вместо ненависти я увидел принятие и даже сострадание. Я видел хриплую, современную, либеральную демократию, конечно, полную недостатков, но в основном достойную. Я видел страну, которая не хотела ничего, кроме как жить в мире со своими соседями. Я видел, как моя ненависть тает на моих глазах. Я сразу понял, что мне нужно делать.

Слишком много людей на этой планете охвачено той же ненавистью, что и меня. Их учили презирать еврейское государство — многих мусульман по своей религии; многие другие — профессорами своих колледжей или студенческими группами.

Итак, вот мой вызов всем, кто так думает: делайте то, что сделал я — ищите истину для себя. Если правда может изменить меня, она может изменить кого угодно.

Я Касим Хафиз из Университета Прагера.

.

Born To Hate — Рожденные для ненависти (2007, CD)

Born To Hate — Born To Hate (2007, CD) | Discogs



Пожалуйста, включите Javascript, чтобы в полной мере использовать возможности нашего сайта.

Этикетка:

Формат:

Страна:

Выпущено:

Жанр:

Стиль:

Треклист

1 A Sangre Y Fuego
2 Decepción
3 Вт №
4 Нада Камбьо
5 Ла Белла Мафия

Штрих-код и другие идентификаторы

  • Матрица / биение: DUPLICO 2000 84802 BORN TO HATE — 21.02.2008
  • Мастеринг SID-кода: LN76
  • Код SID пресс-формы: IFPI LH05

,

Nordic Thunder — Born To Hate (1994, CD)



Пожалуйста, включите Javascript, чтобы в полной мере использовать возможности нашего сайта.

Треклист Скрыть кредиты

1 Няня
2 Никогда не сдавайся
3 Моя честь, моя гордость
4 United, White & Proud
5 В осаде
6 Рожденный ненавидеть
7 Вернуться в Валгаллу
8 Мы преодолеем

9 Поднимаясь выше всех
10 Скинхед Bootparty
11 Истинные герои

Ноты

12-страничный буклет с текстами песен

Штрих-код и другие идентификаторы

  • Матрица / биение: LSX 7270

,

медведей ненависти в командире | МАГИЯ: СОБРАНИЕ

В прошлом году, во время превью Commander , я рассказывал о том, как мы используем такие продукты, как Commander , для перевода карт в вечные форматы. Я думаю, можно с уверенностью сказать, что с True-Name Nemesis Commander (издание 2013 г.) удалось оказать влияние в этих форматах.

Истина в разработке карт состоит в том, что мы точно не знаем, насколько сильной будет каждая карта. У нас есть идея, полученная в результате тестирования, но мы просто не можем даже приблизиться к тому, чтобы конкурировать со всем населением игрового мира Magic по человеко-часам.Мы будем упускать некоторые вещи из-за высокого и упускать из виду из-за низкого, но если мы правильно нацелим вещи (и убедимся, что карты, которые мы стремимся оказать влияние в форматах, забавны), карта должна, по крайней мере, быть новой забавной вещью, даже если мы недооцениваем, как это будет. «Shardless Agent» — это пример карты, которая оказалась немного сильнее, чем мы ожидали, но я думаю, что мир намного веселее, если она существует.

Одна из замечательных особенностей работы в Magic R&D заключается в том, что нам предоставляется возможность попробовать что-то новое.Иногда это работает, а иногда нет. Я лично считаю True-Name Nemesis провалом в том смысле, что я считаю, что это был чистый минус для формата Legacy. Хотя мы определенно доказали, что можем создать карту, которая была бы достаточно мощной, чтобы оказать большое влияние на формат Legacy, в итоге мы сделали это с картой, против которой действительно не очень весело играть. Мне гораздо приятнее видеть такие карты, как Baleful Strix, выходящие из этих продуктов, чем True-Name Nemesis. И это ближе к тому уровню мощности, который мы планируем нацелить на эти карты в будущем.

Наша цель на будущее — быть более ответственными при создании карт для вечных форматов, чтобы создать больше карт, которые были бы интересными, если бы они были достаточно мощными, чтобы видеть игру, в отличие от карт, которые достаточно сильны и надеются, что они веселые. достаточно. Мы по-прежнему будем выпускать очень мощные карты в вечных форматах, но, надеюсь, они окажутся на стороне забавы.

И Abrupt Decay, и Flusterstorm были разработаны как карты, которые повлияют на вечные форматы, и обе, по крайней мере, оправдали их ожидания.Но я считаю, что они делают это положительно. Реактивные карты могут оказать влияние, но гораздо меньше того, что идет не так, если мы неверны в отношении уровня мощности, поэтому это карты, на которые мы можем больше всего воздействовать.

Но вы пришли сюда не для того, чтобы прочитать мои размышления о прошлогоднем продукте Commander , вы здесь для того, чтобы увидеть, какие потрясающие возможности мы запланировали на этот год. Итак, я представляю Жрецу содержания:

Одна из наших любимых карт для печати для вечных форматов — это так называемые «медведи ненависти» — существа размером 2/2 на двоих с каким-то текстом, подходящим для определенного типа колоды.

Некоторыми примерами карт этого типа являются Гэддок Тиг, Самурай Бледного Занавеса, Верный Эфиру канонист и Кор Огненосец. В общем, 2/2 на двоих — это далеко не достаточно большое тело, чтобы соревноваться в вечных форматах, но дополнительный текст «ненависть» позволяет колоде, которая на первый взгляд гораздо слабее, использовать некоторые из самых «сломанных» стратегий в старых форматах.

В качестве примера, был период, когда колода Maverick в Legacy (несмотря на игру Green Sun’s Zenith) играла Gaddock Teeg, потому что были колоды, которым было невероятно трудно победить эту карту.Ad Nauseam Tendrils, например, не может разыграть ни Ad Nauseam, ни свои Tendrils of Agony, что оставляет колоду, полную заговоров, без реального способа выиграть. Тем не менее, Maverick — далеко не единственная колода, в которой можно использовать ненавистных медведей. Существует гордая традиция, которая восходит к эпохе Стандарта Ловких Рыцарей, когда игроки играли существ с защитой, а затем ловкостью мыслей использовали их, чтобы они соответствовали цвету колоды своего противника. Или просто разыграли их Круг Защиты и превратили его в любой цвет.Но это уже другая история.

Священник содержания делает что-то необычное для медведей-ненавистников (но не для птиц). У них есть вспышка, поэтому вы можете настраивать своих противников, а не просто блокировать их. В некотором смысле Жрец содержания является сержант-майором Веселой полиции, следя за тем, чтобы люди играли хорошо и полезно для здоровья Magic и получали своих существ по старинке. Жрец сдерживания наказывает ваших противников за попытку ускользнуть от вас.

Реанимировать цель Гризельбранда? Хорошая попытка.Однако вы все еще можете заплатить эти 8 жизней.

Земснаряд обнаруживает наркомебу? Больше похоже на Not-o-moeba.

Покажи и расскажи? Ну, скажи, у тебя есть на это разрешение? Я так не думал.

Flash позволяет вам ненавидеть самые мощные комбо вашего оппонента, надеясь, что он этого не знает.

Часть удовольствия при разработке новых медведей ненависти — это найти пространство, которое не было эффективно заминировано, и посмотреть, сможете ли вы придумать универсальную строку текста, которая максимизирует, насколько она эффективна против стратегий, которые они пытаются ненавидеть.И при этом быть максимально безобидным против стратегий, которые хотят запустить карты, насколько это возможно. Гэддок Тиг — яркий пример такого дизайна — он был разработан для того, чтобы такие карты, как Wrath of God, Cryptic Command и т.п., не позволяли легко стереть с доски колоду Киткин. На самом деле он не препятствовал разыгрыванию многих карт в колоде и, конечно же, позволял колоде функционировать без этих карт. Во времена Блока и Стандарта единственными картами, которые колоды Киткина действительно не могли разыграть из-за Тига, были Призрачная Процессия и Аджани Златогрив.Эти карты были сильными, но также неплохим продолжением гнева, если оппонент действительно разобрался с вашим Teeg в конце хода, а затем стер доску в свой ход.

Как я уже упоминал в своей прошлогодней статье, одно из правил для новых карт в этих колодах командиров состоит в том, что они должны иметь смысл в многопользовательской игре. Жрец сдерживания — дешевое существо, которое позволяет вам остановить всех, кто пытается сделать что-то «несправедливое», и при этом убедиться, что при работе над этим формулировка не помешает людям фактически играть своих командиров.

В Commander люди всегда делают довольно неприятные вещи. Формат полон комбинаций из двух карт, комбинаций из трех карт … черт возьми, даже нескольких комбинаций из одной карты. Жрец сдерживания позволяет вам запускать существо, которое может удивить кого-то, испортить комбо или иным образом свести на нет важную игру — например, существ ангелов Восстановления, таких как Мститель из Зендикара или Терастодон. У Жреца не будет такого присутствия на доске командования, которое есть у многих наших командиров или других ярких новых карт в продуктах Commander , но у него должно быть достаточно силы из-за его рискованности, чтобы получать некоторую ценность каждый раз, когда вы играете им.

Это не означает, что с картой нет активных комбинаций. Например, «Внезапное исчезновение» становится «Чумным ветром», а «Астральный слайд» становится многоразовым эффектом террора. Благодаря множеству эффектов типа мигания, выделенных синим, можно дать вашей белой командирской колоде много мощного ремувала.

Место, где Жрец сдерживания, вероятно, найдет самый легкий дом, — это буфеты Наследия. Как я упоминал ранее, возможность прошить это дает вам довольно хорошую карту ненависти против стратегий Show and Tell, Dredge и Reanimate.Вы не можете помешать своему противнику ввести в игру Всеведение, но ни одна карта не может остановить все.

Место, где Жрец сдерживания, вероятно, найдет самый легкий дом, — это буфеты Наследия. Как я упоминал ранее, возможность прошить это дает вам довольно хорошую карту ненависти против стратегий Show and Tell, Dredge и Reanimate. Вы не можете помешать своему противнику ввести в игру Всеведение, но ни одна карта не может остановить все.

Containment Priest борется с множеством карт за одно и то же пространство, поэтому вполне возможно, что он не сразу увидит игру в формате, вместо этого он будет прятаться в пуле карт в поисках правильной комбинации колод, которая должна быть наверху. метагейм перед появлением.Например, чуть больше года назад был период, когда Show and Tell была одной из лучших колод Legacy, но также было много Dredge без Manaless, а также колода без Shardless Agent / Hypergenesis. В подобной среде Жрец сдерживания вполне может быть дополнительной картой по выбору и даже может видеть основную колоду в списке типа Maverick или Death and Taxes.

Кроме того, поскольку у Жреца сдерживания есть новая строка текста, у него есть шанс в конечном итоге найти очень мощную карту в многоразовом комбо, примерно так же, как Мерцание / Мангара из Корондора стали основным продуктом Архетип «Смерть и налоги».

Вот и все на этой неделе. Присоединяйтесь ко мне на следующей неделе на неделе Джескай, когда я буду обсуждать мастерство.

До следующего раза,

Сэм (@samstod)

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *