Цитаты марины цветаевой о жизни: Лучшие цитаты Марины Цветаевой (100 цитат)

Лучшие цитаты Марины Цветаевой (100 цитат)

Марина Ивановна Цветаева (26 сентября [8 октября] 1892, Москва — 31 августа 1941, Елабуга) — русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица. Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве. Сама Цветаева праздновала свой день рождения 9 октября, связывая его с днём поминовения апостола Иоанна Богослова по православному календарю, что отмечала в том числе в нескольких своих произведениях. Будущая поэтесса родилась в интеллигентной семье, что дало толчок для развития её таланта. Она рано начала читать, уже в 6 лет писала стихи. Мы хотим представить вам лучшие цитаты Марины Цветаевой.

Главное понимать – мы все живем в последний раз.

Любовь побеждает все, кроме бедности и зубной боли.

Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.

Мне постоянно хочется говорить с тобой.

Не могу — хоть убейте — чтобы человек думал, что мне что-нибудь от него нужно. Мне каждый нужен, ибо я ненасытна. Но другие, чаще всего, даже не голодны, отсюда это вечно-напряженное внимание: нужна ли я?

Иногда так сильно любишь человека, что хочется уйти от него. Посидеть в тишине, помечать о нем…

Душу никогда не будут любить так, как плоть, в лучшем случае — будут восхвалять. Тысячами душ всегда любима плоть. Кто хоть раз обрек себя на вечную муку во имя одной души? Да если б кто и захотел — невозможно: идти на вечную муку из любви к душе — уже значит быть ангелом.

Шутим, шутим, а тоска всё растёт, растёт…

Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — обратно.

Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины — не Любовь, а женщин. Женщины никогда не изменяют. Мужчины — всегда.

Единственный, кто не знаком с печалью – Бог.

Вся жизнь делится на три периода: предчувствие любви, действие любви и воспоминания о любви.

Он был, как ромашка.
То любит, то не любит.

Что можешь знать ты обо мне,
Раз ты со мной не спал и не пил?

Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо, что – дыхание, как не ритм души? Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они шли или лежали рядом.

У детей прошлое и будущее сливаются в настоящее, которое кажется незыблемым.

Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшее — душу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.

Я ведь знаю, что я — в последний раз живу.

Здесь я не нужна, там — невозможна.

«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!

“Возлюбленный” — театрально, “Любовник” — откровенно, “Друг” — неопределенно. Нелюбовная страна!

В жизни есть и другие важные вещи, не только любовь и страсть.

Я живу, как другие танцуют: до упоения — до головокружения — до тошноты!

Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…

Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.

Каждый раз, когда узнаю, что человек меня любит – удивляюсь, не любит – удивляюсь, но больше всего удивляюсь, когда человек ко мне равнодушен.

Иногда так хочется отдать душу за возможность отдать душу за что-нибудь.

Никогда не говорите, что так все делают: все всегда плохо делают — раз так охотно на них ссылаются. У всех есть второе имя: никто, и совсем нет лица: бельмо. Если вам скажут: так никто не делает (не одевается, не думает, и т. д.) отвечайте: — А я — кто.

Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.

Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.

Первый любовный взгляд – то кратчайшее расстояние между двумя точками, та божественная прямая, которой нет второй.

Постоянная игра в жмурки с жизнью не приводит ни к чему хорошему.

Если взять будущих нас, то дети становятся старше, чем мы, мудрее. Из-за этого – непонимание.

Бойтесь понятий, облекающихся в слова, радуйтесь словам, обнажающим понятия.

Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.

Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.

Сумасбродство и хорошее воспитание: целоваться на Вы.

Такое странное ощущение. Если рассматривать вас, как дорогого мне – останется лишь боль. Если считать вас чужим – добро. Но вы для меня ни тот, ни другой – я ни с кем из вас.

Самое лучшее в мире, пожалуй, — огромная крыша, с которой виден весь мир.

Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.

Расстояние: версты, мили… нас расставили, рассадили, чтобы тихо себя вели по двум разным концам земли.

Женщины часто заводят в туман.

Я – в жизни! – не уходила первая. И в жизни – сколько мне еще Бог отпустит – первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти – легче перейти через собственный труп.

Мужчины не привыкли к боли,— как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.

Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.

Мне плохо с людьми, потому что они мешают мне слушать мою душу или просто тишину.

Слушай и помни: всякий, кто смеется над бедой другого — дурак или негодяй; чаще всего — и то, и другое… Когда человек попадает впросак — это не смешно… Когда человека обливают помоями — это не смешно… Когда человеку подставляют подножку — это не смешно… Когда человека бьют по лицу — это подло. Такой смех — грех.

Я могу без Вас. Я ни девочка, ни женщина, я обхожусь без кукол и без мужчин. Я могу без всего. Но, быть может, впервые я хотела этого не мочь.

Я говорю всякие глупости. Вы смеетесь, я смеюсь, мы смеемся. Ничего любовного: ночь принадлежит нам, а не мы ей. И по мере того, как я делаюсь счастливой — счастливой, потому что не влюблена, оттого, что могу говорить, что не надо целовать, просто исполненная ничем не омраченной благодарности, — я целую Вас.

Тот кто обходится без людей — без того и люди обходятся.

Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? — Не зуб, не голова, не рука, не грудь, — нет, грудь, в груди, там, где дышишь, — дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!

Не стесняйтесь уступить старшему место в трамвае.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться.

У людей с этим роковым даром несчастной – единственной – всей на себя взятой – любви – прямо гений на неподходящие предметы!

Голова до прелести пуста,
Оттого что сердце — слишком полно!

Спасибо тем, кто меня любил, ибо они дали мне прелесть любить других, и спасибо тем, кто меня не любил, ибо они дали мне прелесть любить себя.

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.

Безделие; самая зияющая пустота, самый опустошающий крест. Поэтому я — может быть — не люблю деревни и счастливой любви.

Боль называется ты.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой.

Громким смехом не скроешь дикой боли.

Наши лучшие слова — интонации.

Чувство не нуждается в опыте, оно заранее знает, что обречено. Чувству нечего делать на периферии зримого, оно — в центре, оно само — центр. Чувству нечего искать на дорогах, оно знает — что придёт и приведёт — в себя.

Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь. Короче: свои настольные.

Друг! Равнодушье – дурная школа! Ожесточает оно сердца.

— Вы любите своё детство?
— Не очень. Я вообще каждый свой день люблю больше предыдущего… Не знаю, когда это кончится… Этим, должно быть, и объясняется моя молодость.

Знай одно: что завтра будешь старой,
Остальное, деточка, — забудь.

Нет на земле второго Вас.

… И если сердце, разрываясь,
Без лекарства снимает швы, —
Знай, что от сердца — голова есть,
И есть топор — от головы…

Я молчу, я даже не смотрю на тебя и чувствую, что в первый раз — ревную. Это — смесь гордости, оскорбленного самолюбия, горечи, мнимого безразличия и глубочайшего возмущения.

Я никому не необходима, всем приятна.

Единственное, чего люди не прощают — это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.

Я Вас люблю всю жизнь и каждый час.
Но мне не надо Ваших губ и глаз.
Всё началось — и кончилось — без Вас.

Я, когда не люблю, — не я… Я так давно — не я…

Как много в жизни такого, чего нельзя выразить словами.
Слишком мало на Земле слов…

Доблесть и девственность! Сей союз. Древен и дивен, как смерть и слава.

Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.

Книги мне дали больше, чем люди. Воспоминание о человеке всегда бледнеет перед воспоминанием о книге.

Любовь не в меру — рубит как топором!

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Я в любви умела только одно: дико страдать и петь!

Не стыдись, страна Россия!
Ангелы — всегда босые…

Богини бракосочетались с богами, рождали героев, а любили пастухов.

Когда любовь умирает — воскресить её невозможно. Остаётся пустота, скука и равнодушие. Убить любовь нельзя — она умирает сама, оставляя голое пепелище и страшную невыразимую обиду, обиду на того, кто эту любовь в нас — вызвал, но сохранить — не дал, не смог…

Гетто избранничества. Вал. Ров.
Пощады не жди.
В этом христианнейшем из миров
Поэты — жиды.

Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, НИ-ЧЕ-ГО.

Благословляю Вас на все четыре стороны.

Нельзя тому, что было грустью зыбкой, Сказать: «Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!» Твоя любовь была такой ошибкой, — Но без любви мы гибнем. Чародей!

Императору — столицы,
Барабанщику — снега.

Я любовь узнаю по боли всего тела вдоль.

Меня нужно любить совершенно необыкновенно, чтобы я поверила.

Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
И выстрелит в упор.

Некоторым без кривизн —
Дорого дается жизнь.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой.

Будь той ему, кем быть я не посмела:
Его мечты боязнью не сгуби!
Будь той ему, кем быть я не сумела:
Люби без мер и до конца люби!

Я не знала, где Вы, но была там же, где Вы, а так как не знала, где Вы, то не знала, где я — но я знала, что я с Вами.

Поделиться в социальных сетях

Цитаты Цветаевой

Цитаты Цветаевой (фото Марины Цветаевой)Подготовил: Дмитрий Сироткин

С удовольствием подготовил подборку цитат Марины Ивановны Цветаевой.

Наверное, по концентрации чувств на единицу слова она превосходит поэтов, а по концентрации мысли на единицу слова — философов.

Поэтому цитат немало. Они разнесены по темам: любовь, поэзия, поэты, о себе, отношения, жизненная этика, люди, женщины, мужчины, душа, жизнь, Родина, книги, дети и родители, семья, разное.

О любви

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…

Первый любовный взгляд — то кратчайшее расстояние между двумя точками, та божественная прямая, которой нет второй.

Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины — не Любовь, а женщин. Женщины никогда не изменяют. Мужчины — всегда.

Любовь странная штука: питается голодом и умирает от пищи.

Всякая любовь — сделка. Шкуру за деньги. Шкуру за шкуру. Шкуру за душу. Когда не получаешь ни того, ни другого, ни третьего, даже такой олух-купец как я прекращает кредит.

«Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.

А вечно одну и ту ж —
Пусть любит герой в романе!

«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!

Я люблю две вещи: Вас — и Любовь.

Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.

Прав в любви тот, кто более виноват.

Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.

Вы меня никогда не любили. Если любовь разложить на все ее составные элементы — все налицо; нежность, любопытство, жалость, восторг и т. д. Если всё это сложить вместе — может и выйдет любовь.
— Но это никогда не слагалось вместе.

Любовь: зимой от холода, летом от жары, весной от первых листьев, осенью от последних: всегда от всего.

Кстати, цитаты о любви

О поэзии

Искусство есть та же природа. Не ищите в нем других законов, кроме собственных (не самоволия художника, не существующего, а именно законов искусства). Может быть — искусство есть только ответвление природы (вид ее творчества). Достоверно: произведение искусства есть произведение природы, такое же рожденное, а не сотворенное.

Гения без воли нет, но еще больше нет, еще меньше есть — без наития. Воля — та единица к бессчетным миллиардам наития, благодаря которой только они и есть миллиарды (осуществляют свою миллиардность) и без которой они нули — то есть пузыри над тонущим. Последний атом сопротивления стихии во славу ей — и есть искусство. Природа, перебарывающая сама себя во славу свою.

Пока ты поэт, тебе гибели в стихии нет, ибо все возвращает тебя в стихию стихий: слово.
Пока ты поэт, тебе гибели в стихии нет, ибо не гибель, а возвращение в лоно.
Гибель поэта — отрешение от стихий. Проще сразу перерезать себе жилы.

Все искусство — одна данность ответа.

Все наше искусство в том, чтобы суметь (поспеть) противупоставить каждому ответу, пока не испарился, свой вопрос. Это обскакиванье тебя ответами и есть вдохновенье.

Эти полчаса Гоголя у камина больше сделали для добра и против искусства, чем вся долголетняя проповедь Толстого.

По существу, вся работа поэта сводится к исполнению, физическому исполнению духовного (не собственного) задания. Равно как вся воля поэта — к рабочей воле к осуществлению. (Единоличной творческой воли — нет.)

Слово для идей есть тело, для стихий — душа.

Не надо работать над стихами, надо чтоб стих над тобой (в тебе!) работал.

Поэт видит неизваянную статую, ненаписанную картину и слышит неигранную музыку.

Бойтесь понятий, облекающихся в слова, радуйтесь словам, обнажающим понятия.

Как таковой жизни я не люблю, для меня она начинает значить, обретать смысл и вес — только преображенная, т. е. — в искусстве. Если бы меня взяли за океан — в рай — и запретили писать, я бы отказалась от океана и рая.

Творчество – общее дело, творимое уединенными.

Поэт не может воспевать государство — какое бы ни было — ибо он — явление стихийное, государство же — всякое — обуздание стихий.

О поэтах

Поэт есть ответ. Пушкин сказал: на все. Ответ гения.

Поэт неизбежно терпит крах на всех других путях осуществления. Привычный, приученный (собой же) к абсолюту, он требует от жизни то, чего она дать не может.

О, поэты, поэты! Единственные настоящие любовники женщин!

Какой поэт из бывших и сущих не негр, и какого поэта — не убили?

Когда я думаю о нравственной сущности этой человеческой особи: поэта, я всегда вспоминаю определение толстовского отца в “Детстве и Отрочестве”: — Он принадлежал к той опасной породе людей, которые один и тот же поступок могут рассказать как величайшую низость и как самую невинную шутку.

Циник не может быть поэтом.

Поэт! поэт! Самый одушевленный и как часто — может быть именно одушевленностью своей — самый неодухотворенный предмет!

Слишком обширен и прочен земной фундамент гения, чтобы дать ему — так — уйти в высь. Будь Шекспир, Гёте, Пушкин выше, они бы многого не услышали, на многое бы не ответили, ко многому бы просто не снизошли.

О А. Пушкине: Пушкин меня заразил любовью. Словом — любовь. Ведь разное: вещь, которую никак не зовут — и вещь, которую так зовут. 
Какое счастье для России, что Пушкин убит рукой иностранца, своей не нашлось.

О К. Бальмонте: Так и останется Бальмонт в русской поэзии — заморским гостем, задарившим, заговорившим, заворожившим ее — с налету — и так же канувшим.

О В. Брюсове: Волей чуда — весь Пушкин. Чудо воли — весь Брюсов.

О А. Блоке: Удивительно не то, что он умер, а то, что он жил. Ведь он — такое явное торжество духа.

О С. Есенине: У Есенина был песенный дар, а личности не было. Его трагедия — трагедия пустоты. К 30-ти годам он внутренно кончился. У него была только молодость.

О В. Маяковском: Двенадцать лет подряд человек Маяковский убивал в себе Маяковского-поэта, на тринадцатый поэт встал и человека убил. Если есть в этой жизни самоубийство, оно не там, где его видят, и длилось оно не спуск курка, а двенадцать лет жизни.

О М. Волошине: Чем глубже я гляжусь в бездонный колодец памяти, тем резче встают мне навстречу два облика Макса: греческого мифа и германской сказки.

О Р. Рильке: Вы – воплощенная поэзия, уже само Ваше имя – стихотворение. Вы – явление природы, которое не может быть моим и которое не любишь, а ощущаешь всем существом, или Вы – воплощенная пятая стихия: сама поэзия, или Вы – то, из чего рождается поэзия и что больше ее самой – Вас.

О себе: «Второй Пушкин» или «первый поэт-женщина» — вот чего я заслуживаю и, может быть, дождусь. Меньшего не надо…

О себе

Сорока семи лет от роду скажу, что всё, что мне суждено было узнать, — узнала до семи лет, а все последующие сорок — осознавала.

Моя душа чудовищно ревнива: она бы не вынесла меня красавицей. Говорить о внешности в моих случаях — неразумно: дело так явно, и настолько — не в ней!

В моих чувствах, как в детских, нет степеней.

Безмерность моих слов — только слабая тень безмерности моих чувств.

Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, ни-че-го.

Самое опьянительное для меня — преданность в несчастье. Это затмевает всё.

Я ведь знаю, что я — в последний раз живу.

Я не любовная героиня, я никогда не уйду в любовника, всегда в любовь.

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

О, сколько женщин любили и будут любить Вас сильнее. Все будут любить Вас больше. Никто не будет любить Вас так…

Что я делаю на свете? — Слушаю свою душу.

Могу сказать о своей душе, как одна баба о своей девке: «Она у меня не скучливая». Я чудесно переношу разлуку. Пока человек рядом, я послушно, внимательно и восторженно поглощаюсь им, когда его нет — собой.

Все люди берегли мои стихи, никто — мою душу.

У меня особый дар идти с собой (мыслями, стихами, даже любовью) как раз не-к-тем.

Я ненасытная на души.

Когда я пытаюсь жить, я чувствую себя бедной маленькой швейкой, которая никогда не может сделать красивую вещь, которая только и делает, что портит и ранит себя, и которая, отбросив всё: ножницы, материю, нитки, – принимается петь. У окна, за которым бесконечно идёт дождь.

Смеяться и наряжаться я начала 20-ти лет, раньше и улыбалась редко. Я не знаю человека более героичного в ранней юности, чем себя.

Четкость моих чувств заставляет людей принимать их за рассуждения.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, какая я есть. Это единственное средство (быть любимой — или нелюбимой).

Кто создан из камня, кто создан из глины, —
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте! — Еще меня любите
За то, что я умру.

Наиживейшим наслаждением моей жизни была ходьба — одинокая и быстрая, быстрая и одинокая. Мой великий одинокий галоп.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Об отношениях

Каждый раз, когда узнаю, что человек меня любит — удивляюсь, не любит — удивляюсь, но больше всего удивляюсь, когда человек ко мне равнодушен.

Любить — видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители. Не любить — видеть человека таким, каким его осуществили родители. Разлюбить — видеть вместо него: стол, стул.

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.

Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшее — душу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.

Ибо понять другого — значит этим другим хотя бы на час стать.

Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо, что — дыхание, как не ритм души? Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они шли или лежали рядом.

Грустно признаться, но хороши мы только с теми, в чьих глазах ещё можем что-либо приобрести или потерять.

«Возлюбленный» — театрально, «любовник» — откровенно, «Друг» — неопределённо. Нелюбовная страна!

Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…

Первая победа женщины над мужчиной — рассказ мужчины о его любви к другой. А окончательная её победа — рассказ этой другой о своей любви к нему, о его любви к ней. Тайное стало явным, ваша любовь — моя. И пока этого нет, нельзя спать спокойно.

Если считать Вас близким человеком, Вы заставили меня очень страдать, если же посторонним, — Вы принесли мне только добро. Я никогда не чувствовала Вас ни таким, ни другим, я сражалась в себе за каждого, то есть против каждого.

У каждого из нас, на дне души, живет странное чувство презрения к тому кто нас слишком любит. (Некое «и всего-то»? — т. е. если ты меня так любишь, меня, сам ты не бог весть что!)

Вечной верности мы хотим не от Пенелопы, а от Кармен, — только верный Дон-Жуан в цене! 

Вы дороги мне. Но — мне просто нечем больше дышать с Вами.

Предательство уже указывает на любовь. Нельзя предать знакомого.

Ложь. Не себя презираю, когда лгу, а тебя, который меня заставляет лгать.

Ни один человек ещё не судил солнце за то, что оно светит и другому…

Для меня одиночество — временами — единственная возможность познать другого, прямая необходимость.

Баюкай же — но прошу, будь друг:
Не буквами, а каютой рук:
Уютами…

О вопль женщин всех времен:
Мой милый, что тебе я сделала?!

Движение губ ловлю.
И знаю — не скажет первым.
— Не любите? — Нет, люблю.
Не любите? — Но истерзан.

О жизненной этике

Жить надо так, чтобы Душа сбылась.

Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.

В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Сила человека часто заключается в том, чего он не может сделать, а не в том, что может. Моё «не могу» — главная мощь. Значит, есть что-то, что вопреки всем моим хотениям всё-таки не хочет.

Слушай и помни: всякий, кто смеется над бедой другого, — дурак или негодяй; чаще всего — и то, и другое. 

Друг! Равнодушье — дурная школа,
Ожесточает она сердца.

Я всегда предпочитала заставлять спать, а не лишать сна, заставлять есть, а не лишать аппетита, заставлять мыслить, а не лишать рассудка. Я всегда предпочитала давать — избавлять, давать — получать, давать — иметь.

Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.

Лучше потерять человека всем собой, чем удержать его какой-то своей сотой.

О людях

Нет маленьких событий. Есть маленькие люди.

Тот кто обходится без людей — без того и люди обходятся.

Когда людей, скучивая, лишают лика, они делаются сначала стадом, потом сворой.

Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

Единственное, чего люди не прощают, — это то, что ты без них, в конце концов, обошелся.

Счастливому человеку жизнь должна — радоваться, поощрять его в этом редком даре. Потому что от счастливого — идет счастье.

Мне моё поколенье — по колено.

Глотатели пустот, читатели газет.

Чем больше узнаю людей — тем больше люблю деревья!

Обожаю богатых. Богатство — нимб. Кроме того, от них никогда ничего не ждешь хорошего, как от царей, поэтому просто-разумное слово на их устах — откровение, просто-человеческое чувство — героизм. Если нельзя быть ни человеком, ни красавцем, ни знатным, надо быть богатым.

Кстати, цитаты про людей

О женщинах

Все женщины ведут в туманы.

Все женщины делятся на идущих на содержание и берущих на содержание. Я принадлежу к последним.

Любовность и материнство почти исключают друг друга. Настоящее материнство — мужественно.

Женщине, если она человек, мужчина нужен, как роскошь, — очень, очень иногда. Книги, дом, забота о детях, радости от детей, одинокие прогулки, часы горечи, часы восторга, — что тут делать мужчине? У женщины, вне мужчины, целых два моря: быт и собственная душа.

Милые! А может быть я так много занимаюсь собой, потому что никто из вас мною не занялся достаточно?

— «Женщина не может одна».
— Человек — может.

Я, когда не люблю, — не я… Я так давно — не я…

Никто так не презирает честной женщины — как честная женщина.

Кстати, цитаты про женщин

О мужчинах

Мужчины не привыкли к боли,— как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.

Сколького бы я никогда не поняла, если бы родилась мужчиной.

Вы столь забывчивы, сколь незабвенны.

Сделайте так чтобы Ваша грудная клетка меня вынесла, — нет! — чтобы мне было просторно в ней, РАСШИРЬТЕ её — не ради меня: случайности, а ради того, что через меня в Вас рвётся.

Взгляд — до взгляда — смел и светел,
Сердце — лет пяти…
Счастлив, кто тебя не встретил
На своем пути.

Кстати, цитаты про мужчин

О душе

Что-то болит: не зуб, не голова, не живот, не — не — не-… а болит. Это и есть душа.

Душа — это пять чувств. Виртуозность одного из них — дарование, виртуозность всех пяти — гениальность.

Душа — это парус. Ветер — жизнь.

Душа от всего растет, больше всего же — от потерь.

Моя душа теряет голову.

Хотеть — это дело тел,
А мы друг для друга — души…

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Есть тела, удивительно похожие на душу.

Кстати, цитаты про душу

О жизни

На Твой безумный мир
Ответ один — отказ…

Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.

Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.

Быть современником — творить своё время, а не отражать его.

Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.

У меня вообще атрофия настоящего, не только не живу, никогда в нём и не бываю.

Шутим, шутим, а тоска всё растет, растет…

Первая причина неприятия вещи есть неподготовленность к ней.

Кстати, цитаты о жизни

О Родине

Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови. Не быть в России, забыть её — может бояться лишь тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри, — тот потеряет её вместе с жизнью. Моя родина везде, где есть письменный стол, окно и дерево под этим окном.

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично, на каком
Непонимаемой быть встречным!

Россия, к ее чести, вернее к чести ее совести и не к чести ее художественности, всегда подходила к писателям, вернее: всегда ходила к писателям — как мужик к царю — за правдой, и хорошо, когда этим царем оказывался Лев Толстой, а не Арцыбашев.

О книгах

Книга должна быть исполнена читателем как соната. Буквы — ноты. В воле читателя — осуществить или исказить.

Книгу должен писать читатель. Лучший читатель читает закрыв глаза.

Книги мне дали больше, чем люди. Воспоминание о человеке всегда бледнеет перед воспоминанием о книге.

Каждая книга — кража у собственной жизни. Чем больше читаешь, тем меньше умеешь и хочешь жить сам.

Кстати, цитаты о книгах

О детях и родителях

Наши дети старше нас, потому что им дольше, дальше жить. Старше нас из будущего. Поэтому иногда нам и чужды.

Дети сначала любят, потом судят, а потом жалеют родителей.

Не слишком сердитесь на своих родителей, — помните, что и они были вами, и вы будете ими.

Целуйте постоянно дите своё — и в его сердце всегда будет любовь.

Мальчиков нужно баловать — им, может быть, на войну придётся.

Кстати, цитаты про детей

О семье

Брак, где оба хороши — доблестное, добровольное и обоюдное мучение (-чительство).

Семья… Да, скучно, да, скудно, да, сердце не бьётся… Не лучше ли: друг, любовник? Но, поссорившись с братом, я всё-таки вправе сказать: «Тыдолжен мне помочь, потому что ты мой брат… (сын, отец…)» А любовнику этого не скажешь — ни за что — язык отрежешь.

О разном

У моды вечный страх отстать, то есть расписка в собственной овечьести.

Спорт есть трата времени на трату сил. Ниже спортсмена только его зритель.

Танго! — Сколько судеб оно свело и развело!

Лицо — свет. И оно, действительно, загорается и гаснет.

 

Немало. Возможно, мне нужно было жестче отбирать цитаты, но как-то не хочется.

В дополнение вы можете прочитать:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Я не только ничего не жду взамен, я даже и не знаю, есть ли для него я, доходит ли даваемое, а если доходит — связано ли со мной?


Счастье для Вас, что Вы меня не встретили. Вы бы измучились со мной и все-таки бы не перестали любить, потому что за это меня и любите! Вечной верности мы хотим не от Пенелопы, а от Кармен, — только верный Дон-Жуан в цене! Знаю и я этот соблазн. Это жестокая вещь: любить за бег — и требовать (от Бега!) покоя. Но у Вас есть нечто, что и у меня есть: взгляд ввысь: в звёзды: там, где и брошенная Ариадна и бросившая — кто из героинь бросал? Или только брошенные попадают на небо?


Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…


Никогда не бойтесь смешного, и если видите человека в глупом положении: 1) постарайтесь его из него извлечь, если же невозможно — прыгайте в него к нему как в воду, вдвоём глупое положение делится пополам: по половинке на каждого — или же, на худой конец — не видьте его.


Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.


Я всегда целую — первая, так же просто, как жму руку, только — неудержимее. Просто никак не могу дождаться! Потом, каждый раз: «Ну, кто тебя тянул? Сама виновата!» Я ведь знаю, что это никому не нравится, что все они любят кланяться, клянчить, искать случая, добиваться, охотиться… А главное — я терпеть не могу, когда другой целует — первый. Так я по крайней мере знаю, что я этого хочу.


Семья… Да, скучно, да, скудно, да, сердце не бьётся… Не лучше ли: друг, любовник? Но, поссорившись с братом, я всё-таки вправе сказать: «Ты должен мне помочь, потому что ты мой брат… (сын, отец…)» А любовнику этого не скажешь — ни за что — язык отрежешь.


Есть чувства, настолько серьезные, настоящие, большие, что не боятся ни стыда, ни кривотолков. Они знают, что они — только тень грядущих достоверностей.


Ищут шестого чувства обыкновенно люди, не подозревающие о существовании собственных пяти.


Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.


Ты — крылом стучавший в эту грудь,
Молодой виновник вдохновенья —
Я тебе повелеваю: — будь!
Я — не выйду из повиновенья.


Есть люди определенной эпохи и есть эпохи, воплощающиеся в людях.


Думали — человек!
И умереть заставили.
Умер теперь. Навек.
— Плачьте о мёртвом ангеле!


Благославляю того, кто изобрёл глобус — за то, что я могу сразу этими двумя руками обнять весь земной шар — со всеми моими любимыми!


Я дерзка только с теми, от кого завишу.

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Я не могу не думать о своём, поэтому я не могу служить.


И часто, сидя в первый раз с человеком, посреди равнодушного разговора, безумная мысль: — «А что если я его сейчас поцелую?!» — Эротическое помешательство? — Нет. То же, должно быть, что у игрока перед ставкой,— Поставлю или нет? Поставлю или нет? — С той разницей, что настоящие игроки — ставят.


Нужно научиться (мне) жить любовным настоящим человека, как его любовным прошлым.


Самое опьянительное для меня — преданность в несчастье. Это затмевает всё.


От меня не бегают — бегут.
За мной не бегают — ко мне прибегают.


…Скоро Рождество. Я, по правде сказать, так загнана жизнью, что ничего не чувствую. У меня — за годы и годы (1917–1927 г.) — отупел не ум, а душа. Удивительное наблюдение: именно на чувства нужно время, а не на мысль. Мысль — молния, чувство — луч самой дальней звезды. Чувству нужен досуг, оно не живет под страхом. Чувство, очевидно, более требовательно, чем мысль. Либо всё, либо ничего. Я своему не могу дать ничего: ни времени, ни тишины, ни уединения.


Раз все вокруг шепчут: целуй руку! целуй руку! — ясно, что я руку целовать не должна.


Можно шутить с человеком, но нельзя шутить с его именем.


Душу я определённо чувствую посредине груди. Она овальная, как яйцо, и когда я вздыхаю, это она дышет.


Ангелы не голубые, а огненные. Крылья — не лёгкость, а тяжесть (сила).


Мне каждый нужен, ибо я ненасытна. Но другие, чаще всего, даже не голодны, отсюда это вечно-напряженное внимание: нужна ли я?


Не женщина дарит мужчине ребёнка, а мужчина — женщине. Отсюда возмущение женщины, когда у неё хотят отнять ребёнка (подарок), — и вечная, бесконечная — за ребёнка — благодарность.


Мир без вести пропал. В нигде —
Затопленные берега…
— Пей, ласточка моя! На дне
Растопленные жемчуга…


О путях твоих пытать не буду,
Милая! — ведь всё сбылось.
Я был бос, а ты меня обула
Ливнями волос —
И — слёз.


Всего хочу: с душой цыгана
Идти под песни на разбой,
За всех страдать под звук органа
и амазонкой мчаться в бой;
Гадать по звездам в черной башне,
Вести детей вперед, сквозь тень…
Чтоб был легендой — день вчерашний,
Чтоб был безумьем — каждый день!

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Я в любви умела только одно: дико страдать и петь!


Не стыдись, страна Россия!
Ангелы — всегда босые..


«Возлюбленный! — театрально, «любовник» — откровенно, «друг» — неопределённо. Нелюбовная страна!».


Единственное, чего люди не прощают — это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.


Ни один человек, даже самый отрешенный, не свободен от радости быть чем-то (всем!) в чьей-нибудь жизни, особенно когда это — невольно.


Моя душа теряет голову.


Богини бракосочетались с богами, рождали героев, а любили пастухов.


Когда любовь умирает — воскресить её невозможно. Остаётся пустота, скука и равнодушие. Убить любовь нельзя — она умирает сама, оставляя голое пепелище и страшную невыразимую обиду, обиду на того, кто эту любовь в нас — вызвал, но сохранить — не дал, не смог…


Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, НИ-ЧЕ-ГО.


Нельзя тому, что было грустью зыбкой, Сказать: «Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!» Твоя любовь была такой ошибкой, — Но без любви мы гибнем. Чародей!


Благословляю Вас на все четыре стороны.


Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
И выстрелит в упор.


Моя душа чудовищно ревнива: она бы не вынесла меня красавицей.
Говорить о внешности в моих случаях — неразумно: дело так явно, и настолько — не в ней!
— «Как она Вам нравится внешне?» — А хочет ли она внешне нравиться? Да я просто права на это не даю, — на такую оценку!
Я — я: и волосы — я, и мужская рука моя с квадратными пальцами — я, и горбатый нос мой — я. И, точнее: ни волосы не я, ни рука, ни нос: я — я: незримое.


Перестала ли я Вас любить? Нет. Вы не изменились и не изменилась я. Изменилось одно: моя болевая сосредоточенность на Вас. Вы не перестали существовать для меня, я перестала существовать в Вас. Мой час с Вами кончен, остается моя вечность с Вами.


«Возлюбленный» — театрально, «любовник» — откровенно, «Друг» — неопределённо. Нелюбовная страна!

Цитаты Марины Цветаевой

Главное понимать – мы все живем в последний раз.

Иногда так сильно любишь человека, что хочется уйти от него. Посидеть в тишине, помечать о нем…

Единственный, кто не знаком с печалью – Бог. – М. Цветаева

У детей прошлое и будущее сливаются в настоящее, которое кажется незыблемым.

В жизни есть и другие важные вещи, не только любовь и страсть.

Цветаева: Иногда так хочется отдать душу за возможность отдать душу за что-нибудь.

Постоянная игра в жмурки с жизнью не приводит ни к чему хорошему.

Если взять будущих нас, то дети становятся старше, чем мы, мудрее. Из-за этого – непонимание.

Такое странное ощущение. Если рассматривать вас, как дорогого мне – останется лишь боль. Если считать вас чужим – добро. Но вы для меня ни тот, ни другой – я ни с кем из вас.

Женщины часто заводят в туман.

Продолжение красивых цитат Марины Цветаевой читайте на страницах:

Я – в жизни! – не уходила первая. И в жизни – сколько мне еще Бог отпустит – первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти – легче перейти через собственный труп.

Я могу без Вас. Я ни девочка, ни женщина, я обхожусь без кукол и без мужчин. Я могу без всего. Но, быть может, впервые я хотела этого не мочь.

Я говорю всякие глупости. Вы смеетесь, я смеюсь, мы смеемся. Ничего любовного: ночь принадлежит нам, а не мы ей. И по мере того, как я делаюсь счастливой — счастливой, потому что не влюблена, оттого, что могу говорить, что не надо целовать, просто исполненная ничем не омраченной благодарности, — я целую Вас.

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.

Вы когда-нибудь забываете, когда любите – что любите? Я – никогда. Это как зубная боль – только наоборот, наоборотная зубная боль, только там ноет, а здесь – и слова нет.

Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь. Короче: свои настольные.

Друг! Равнодушье – дурная школа! Ожесточает оно сердца.

Я никому не необходима, всем приятна.”

Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.

Доблесть и девственность! Сей союз. Древен и дивен, как смерть и слава.

“Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна.

Любить человека – значит видеть его таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.

Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Гетто избранничества. Вал. Ров.
Пощады не жди.
В этом христианнейшем из миров
Поэты — жиды.

Если душа родилась крылатой —
Что ей хоромы — и что ей хаты!

Знаю все, что было, все, что будет,
Знаю всю глухонемую тайну,
Что на темном, на косноязычном
Языке людском зовется — Жизнь.

И если сердце, разрываясь,
Без лекаря снимает швы, —
Знай, что от сердца — голова есть,
И есть топор — от головы…

Императору — столицы,
Барабанщику — снега.

Некоторым без кривизн —
Дорого дается жизнь.

Не люби, богатый — бедную,
Не люби, ученый — глупую
Не люби, румяный — бледную,
Не люби, хороший — вредную:
Золотой — полушку медную!

Не стыдись, страна Россия!
Ангелы — всегда босые…

Пусть не помнят юные
О сгорбленной старости.
Пусть не помнят старые
О блаженной юности.

Сердце — любовных зелий
Зелье — вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Целому морю — нужно все небо,
Целому сердцу — нужен весь Бог.

А равнодушного – Бог накажет!
Страшно ступать по душе живой.

Бессрочно кораблю не плыть
И соловью не петь.

Благословляю ежедневный труд,
Благословляю еженощный сон.
Господню милость – и Господен суд,
Благой закон – и каменный закон.

Всех по одной дороге
Поволокут дроги –
В ранний ли, поздний час.

Горе ты горе, – солёное море!
Ты и накормишь,
Ты и напоишь,
Ты и закружишь,
Ты и отслужишь!
Горечь! Горечь! Вечный привкус
На губах твоих, о страсть! Горечь! Горечь!
Вечный искус –
Окончательнее пасть.

Гусар! – Ещё не кончив с куклами,
– Ах! – в люльке мы гусара ждём!

Дети – это мира нежные загадки,
И в самих загадках кроется ответ!

Есть некий час – как сброшенная клажа:
Когда в себе гордыню укротим.
Час ученичества – он в жизни каждой
Торжественно-неотвратим.

Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

За князем – род, за серафимом – сонм,
За каждым – тысячи таких, как он,
Чтоб пошатнувшись, – на живую стену
Упал и знал, что – тысячи на смену!

Зверю – берлога,
Страннику – дорога,
Мёртвому – дроги.
Каждому – своё.

Знай одно: что завтра будешь старой.
Остальное, деточка, – забудь.

И слёзы ей – вода, и кровь –
Вода, – в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

И так же будут таять луны
И таять снег,
Когда промчится этот юный,
Прелестный век.

Каждый стих – дитя любви,
Нищий незаконнорожденный,
Первенец – у колеи
На поклон ветрам – положенный.

Кто в песок, кто – в школу.
Каждому – своё.
На людские головы
Лейся, забытьё!

Кто дома не строил –
Земли недостоин.

Кто приятелям не должен -Т
от навряд ли щедр к подругам.

-Легче лисёнка
Скрыть под одеждой,
Чем утаить вас,
Ревность и нежность!

Любовь! Любовь! И в судорогах и в гробе
Насторожусь – прельщусь – смущусь – рванусь.

Люди, поверьте: мы живы тоской!
Только в тоске мы победны над скукой.
Всё перемелется? Будет мукой?
Нет, лучше мукой!

Мы спим – и вот, сквозь каменные плиты
Небесный гость в четыре лепестка.
О мир, пойми! Певцом – во сне – открыты
Закон звезды и формула цветка.

Не люби, богатый – бедную,
Не люби, учёный – глупую,
Не люби, румяный – бледную,
Не люби, хороший – вредную:
Золотой – полушку медную!

Одна половинка окна растворилась.
Одна половинка души показалась.
Давай-ка откроем – и ту половинку,
И ту половинку окна!

Олимпийцы?! Их взгляд спящ!
Небожителей – мы – лепим!

Руки, которые не нужны
Милому, служат – Миру.

Смывает лучшие румяна Любовь.

Стихи растут, как звёзды и как розы,
Как красота – ненужная в семье.

Уж вечер стелется, уже земля в росе,
Уж скоро звёздная в небе застынет вьюга,
И под землёю скоро уснём мы все,
Кто на земле не давали уснуть друг другу.

Я женщин люблю, что в бою не робели,
Умевших и шпагу держать, и копьё, –
Но знаю, что только в плену колыбели
Обычное – женское – счастье моё!

Осыпались листья над Вашей могилой,
И пахнет зимой.
Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
Вы всe-таки мой.

Смеетесь! – В блаженной крылатке дорожной!
Луна высока.
Мой – так несомненно и так непреложно,
Как эта рука.

Опять с узелком подойду утром рано
К больничным дверям.
Вы просто уехали в жаркие страны,
К великим морям.

Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
Смеюсь над загробною тьмой!
Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала –
Домой.

Пусть листья осыпались, смыты и стерты
На траурных лентах слова.
И, если для целого мира Вы мертвый,
Я тоже мертва.

Я вижу, я чувствую,-чую Вас всюду!
– Что ленты от Ваших венков! –
Я Вас не забыла и Вас не забуду
Во веки веков!

Таких обещаний я знаю бесцельность,
Я знаю тщету.
– Письмо в бесконечность. – Письмо
в беспредельность-
Письмо в пустоту.

Моя душа чудовищно-ревнива: она бы не вынесла меня красавицей.
Говорить о внешности в моих случаях – неразумно: дело так явно, и настолько – не в ней!
– Как она Вам нравится внешне? – А хочет ли она внешне нравиться? Да я просто права на это не даю, – на такую оценку!
Я – я: и волосы – я, и мужская рука моя с квадратными пальцами – я, и горбатый нос мой – я. И, точнее: ни волосы не я, ни рука, ни нос: я – я: незримое.
Чтите оболочку, осчастливленную дыханием Бога.
И идите: любить – другие тела!

– Карл Великий – а может быть и не Карл Великий – сказал: “С Богом надо говорить – по-латыни, с врагом – по-немецки, с женщиной – по-французски…” (Молчание.) И вот – мне иногда кажется – что я с женщинами говорю по-латыни…

Есть вещи, которые мужчина – в женщине – не может понять. Не потому, что это ниже или выше нашего понимания, дело не в этом, а потому, что некоторые вещи можно понять только изнутри себя, будучи.

Действующих лиц в моей повести не было. Была любовь. Она и действовала – лицами.

Любить – видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
Не любить – видеть человека таким, каким его осуществили родители.
Разлюбить – видеть вместо него: стол, стул.

Знаете для чего существуют поэты? Для того, чтобы не стыдно было говорить самые большие вещи.

Вам слишком рано дают читать серьезные книги… — перебивал жених,
чтобы не услышать, на кого похож.
-А такая книга, как вы, — не рано? Такие книги лучше не читать никогда.

“У каждого из нас, на дне души, живет странное чувство презрения к тому кто нас слишком любит.
(Некое “и всего-то”? – т.е. если ты меня так любишь, меня, сам ты не бог весть что!)
Может быть потому что каждый из нас знает себе настоящую цену.”

30 глубоких цитат от знаменитой поэтессы Марины Цветаевой

Трагическая жизнь и судьба Марины Цветаевой поражает по сей день. Иногда не понимаешь, как такие испытания могли свалиться на хрупкие плечи красивой и умной женщины.

Марина Ивановна с 6 лет писала стихи, а первый ее сборник, который привлек внимание широкой публики, был издан, когда девушке было всего 18 лет. Но на этом подарки талантливой женщине от судьбы закончились. Марина Цветаева пережила смерть одного из своих детей, репрессию второго и разделила ссылку с третьим. Муж был расстрелян при советской власти по подозрению в шпионаже. А сама женщина, не стерпев унижения и позора, повесилась на веревке, которую в путь ей дал Борис Пастернак, чтобы Марина могла связать свои чемоданы.

Наверняка все вы хотя бы раз в жизни читали ее прекрасные, полные невероятной лирики, глубокого смысла и обаяния стихи. Мы предлагаем вам обратить свое внимание на другие мысли поэтессы. У нее есть несметное множество жизненных философских цитат, которые местами поражают своей точностью и глубиной.

О чувствах…

  • Влюбляешься ведь только в чужое, родное – любишь.
  • Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
  • «Я буду любить тебя все лето», – это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и – главное – куда дольше!
  • «Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.
  • Нет на земле второго Вас.
  • Мужчины не привыкли к боли, – как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.
  • Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.
  • Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше – хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы – до всей моей души.
  • Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного.
  • Если бы Вы сейчас вошли и сказали: «Я уезжаю надолго, навсегда», – или: «Мне кажется, я Вас больше не люблю», — я бы, кажется, не почувствовала ничего нового: каждый раз, когда Вы уезжаете, каждый час, когда Вас нет – Вас нет навсегда и Вы меня не любите.
  • Все женщины ведут в туманы.

О творчестве…

  • Стихи сами ищут меня, и в таком изобилии, что прямо не знаю — что писать, что бросать. Можно к столу не присесть — и вдруг — всё четверостишие готово, во время выжимки последней в стирке рубашки, или лихорадочно роясь в сумке, набирая ровно 50 копеек. А иногда пишу так: с правой стороны страницы одни стихи, с левой — другие, рука перелетает с одного места на другое, летает по странице: не забыть! уловить! удержать!.. — рук не хватает! Успех – это успеть.
  • Скульптор зависит от глины. Художник от красок. Музыкант от струн. У художника, музыканта может остановиться рука. У поэта – только сердце.
  • Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.
  • Творчество – общее дело, творимое уединёнными.

О жизни…

  • Шутим, шутим, а тоска всё растёт, растёт…
  • Что можешь знать ты обо мне, раз ты со мной не спал и не пил?
  • Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.
  • В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.
  • Единственное, чего люди не прощают, – это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.
  • Любимые вещи: музыка, природа, стихи, одиночество. Любила простые и пустые места, которые никому не нравятся. Люблю физику, её загадочные законы притяжения и отталкивания, похожие на любовь и ненависть.
  • Моя мечта: монастырский сад, библиотека, старое вино из погреба, длинная трубка и какой-нибудь семидесятилетний «из прежних», который приходил бы по вечерам слушать, что я написала, и сказать, как меня любит. Я хотела, чтобы меня любил старик, многих любивший. Не хочу быть старше, зорче. Не хочу, чтобы на меня смотрели вверх. Этого старика я жду с 14 лет…
  • Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.
  • В одном я – настоящая женщина: я всех и каждого сужу по себе, каждому влагаю в уста – свои речи, в грудь – свои чувства. Поэтому все у меня в первую минуту: добры, великодушны, щедры, бессонны и безумны.
  • Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!
  • Слушай и помни: всякий, кто смеётся над бедой другого, дурак или негодяй; чаще всего и то, и другое.
  • Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна. Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного, кто за меня – нет, без меня! – умрет.
  • О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? – Не зуб, не голова, не рука, не грудь, – нет, грудь, в груди, там, где дышишь, – дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!
  • Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался. Грех не в темноте, а в нежелании света.

В этих фразах чувствуется и боль, и горечь прожитого местами, и опыт, и сила воли, и желание менять мир вокруг себя, я не увидела только одного – счастья красивой женщины.

А что вы видите в этих словах великой поэтессы XX века?

Поделитесь этим материалом со своими друзьями. В мудрости Марины Ивановны можно найти урок для себя.

Автор: adfave.ru

Марина Цветаева Биография, знаменитые цитаты Марины Цветаевой

Краткая информация о Марине Цветаевой:
По информации, которую мы знаем, Марина Цветаева родилась в 1970-01-01. А также Марина Цветаева — русский поэт.

Обман, возвышающий нас, дороже множества низких истин.

Теги: Обман, Хозяин, Истина

Мой стол, самый верный друг, спасибо. Ты был со мной на каждой дороге, которую я выбрал. Мой шрам и моя защита.

Теги: Друг, Дорога, Снято

Каждый великий сон начинается с мечтателя.Всегда помните, у вас есть сила, терпение и страсть, чтобы достичь звезд, чтобы изменить мир.

Теги: Change, Dreams, Great

Я освободил тысячу рабов Я мог бы освободить еще тысячу, если бы только они знали, что они рабы.

Теги: Знал, Рабы, Тысяча

Если бы я мог убедить больше рабов, что они были рабами, я мог бы освободить еще тысячи.

Теги: Убежденные, Рабы, Тысячи

Я размышлял об этом в своем уме, была одна из двух вещей, на которые я имел право: свобода или смерть; если бы я не мог иметь один, у меня был бы другой.

Теги: Смерть, Свобода, Разум

Я был проводником Подземной железной дороги в течение восьми лет, и я могу сказать то, чего не может сказать большинство проводников; Я никогда не бегал со своего поезда и не потерял пассажира.

Теги: Потерянный, Off, Поезд

Я пересек черту. Я был свободен; но не было никого, кто бы приветствовал меня в стране свободы. Я был незнакомцем в чужой стране.

Теги: Free, Freedom, Strange

Господь, я буду твердо держаться Тебя, и Ты должен увидеть меня до конца.

Теги: Держи, Господь, Устойчивый

Я буду сражаться за свою свободу, пока мои силы будут продолжаться, и если придет время для меня, Господь позволит им взять меня.

Теги: Бой, Сила, Время

Я посмотрел на свои руки, чтобы увидеть, был ли я тем же человеком. Была такая слава над всем. Солнце взошло, как золото, сквозь деревья, и я почувствовал себя на небесах.

Теги: Войлок, Небеса, Солнце

квакеров почти так же хорошо, как цветные.Они называют себя друзьями, и вы можете доверять им каждый раз.

Теги: Хорошо, Время, Доверие

Я вырос, как заброшенный сорняк — невежественный в свободе, не имея этого опыта.

Теги: Опыт, Свобода, Сорняк

Я никогда не бегал со своего поезда и не потерял пассажира.

Теги: Потерянный, Off, Поезд
,

топ 43 знаменитых цитат Марины Цветаевой

Наслаждайтесь топ 43 знаменитыми цитатами Марии Цветаевой.

И скоро все мы будем спать под землей, мы, которые никогда не позволяем друг другу спать над ней.

— Марина Цветаева

Как бы ты ни кормил волка, он всегда смотрит в лес. Мы все волки густого леса Вечности.

— Марина Цветаева

Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдают.Короче говоря: те, которые вы хотите на свой рабочий стол.

— Марина Цветаева

Где-то ночью тонет
человек.

— Марина Цветаева

Что мне делать, певец и первенец, в мире
, где самый глубокий черный цвет — серый,
и вдохновение хранится в термосе?
со всей этой безмерностью
в размеренном мире?

— Марина Цветаева

После бессонной ночи тело становится слабее,
Становится дорогим, а не твоим — и никем.
Так же, как серафим, ты улыбаешься людям
И стрелы стонут в медленных артериях.
После бессонной ночи руки становятся слабее.
И ты равный друг и враг.
Пахнет как Флоренция на морозе, и в каждом
Внезапный звук — это целая радуга.
Нежно зажги губы, и тень золотая
Рядом с запавшими глазами. Здесь зажглась ночь
Это блестящее подобие — и из темной ночи
Только одно — глаза — темнеют.

— Марина Цветаева

На коже моя кровь взывает к твоему сердцу
, все мое небо жаждет
островка нежности.
Мои реки текут к тебе.

— Марина Цветаева

Пули, которые они взяли у нас, они взяли наши винтовки
Минералы, которые они взяли, и товарищи тоже:
Но пока наши рты имеют плевки в них
Вся страна все еще вооружена.

— Марина Цветаева

У меня есть два врага во всем мире,
Два близнеца, неразрывно слитых:
Голод голодных и полнота полноты.

— Марина Цветаева

Как тихая надпись, как шумная печать.

— Марина Цветаева

В тебе я вижу героинь трагедий Шекспира.
Вы, несчастная леди, никогда не спасали никого
.

— Марина Цветаева

Потому что путь комет — это путь поэта.

— Марина Цветаева

Черный, как
, центр глаза, центр, чернота
, которая сосет при свете.Я люблю твою бдительность
Ночь, первая мать песен, дай мне голос, чтобы петь о тебе
, в этих пальцах лежит уздечка четырех ветров.
Взывая, предлагая вам слова почтения, я —
только оболочка, где океан все еще звучит.
Но я слишком долго смотрел в человеческие глаза.
Сведи меня в пепел
Ночь, как черное солнце.

— Марина Цветаева

Среди пыли книжных магазинов, разбросанных по широкому кругу
И никогда не купленных там никем,
И все же, как и драгоценные вина, мой стих может ждать
Пришло время.

— Марина Цветаева

Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — наоборот: речь идет о любовницах, но ничего не говорят о любви.

— Марина Цветаева

Я тень тени, возможно, сумасшедший,
из двух темных лун.

— Марина Цветаева

Разве вы не знаете, что никто не может избежать силы существ, тянущихся одним дыханием?

— Марина Цветаева

В этом самом христианском мире все поэты — евреи.

— Марина Цветаева

Мои стихи — мой дневник. Моя поэзия — это поэзия имен собственных.

— Марина Цветаева

Марина Цветаева Цитаты Картинки

Хотите увидеть больше фотографий цитат Марины Цветаевой? Нажмите на изображение цитаты Марины Цветаевой, чтобы посмотреть в полный размер.

,

Марина Цветаева Цитаты и поговорки (19 цитат)

Марина Цветаева Цитаты и поговорки (19 цитат)

Когда мы впервые встретились, я не знала, что вы будете так важны для меня — Love Quotes

Деньги не могут купить счастье, но лучше плакать в Ламборджини — Смешные цитаты

Я сказал тебе, что буду готов через ПЯТЬ минут, перестань звонить мне каждые полчаса — Funny Quotes

Текстовые цитаты

(Повседневная жизнь как мешок: с дырками.И ты все равно несешь.) (Цитаты Марины Цветаевой)
Свобода! Бредовая шлюха на распутной груди! (Марина Цветаева Цитаты)
Удивительное наблюдение: именно для чувств нужно время, а не для размышлений. … Чувства, очевидно, более требовательны, чем мысли. (Марина Цветаева Цитаты)
Мои стихи — мой дневник. Моя поэзия — это поэзия имен собственных (Цитаты Марины Цветаевой)
Я лунный луч, я могу свободно идти, когда захочу (Цитаты Марины Цветаевой)
Тот, кто сжег самое горячее, тот, кто первым умер (Марина Цветаева, цитаты)
Думай обо мне легко, думай обо мне и забудь (Цитаты Марины Цветаевой)
Как тихая надпись, какая шумная печать (цитаты Марины Цветаевой)
Ведь заклинание старше опыта.Ведь сказка старше записи (цитаты Марины Цветаевой)
Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдают. Короче говоря: те, которые вы хотите на своем столе (цитаты Марины Цветаевой)
Есть книги, настолько живые, что вы всегда боитесь, что, пока вы не читаете, книга исчезла и изменилась, как река; в то время как вы продолжали жить, оно продолжало жить, и как река текла и уходила. Никто не заходил дважды в одну и ту же реку. Но кто-нибудь когда-нибудь дважды заходил в одну и ту же книгу? (Марина Цветаева Цитаты)
Я открыл свои вены.Неудержимая жизнь разворачивается без всяких лекарств. Теперь я выложил миски и тарелки. Каждая чаша будет мелкой. Каждая тарелка будет маленькой. И перетекание их ободков в черную землю, чтобы безудержно питать порывы без излечения, стихи наполняют (Цитаты Марины Цветаевой)
Разве вы не знаете, что никто не может избежать силы существ, тянущихся одним дыханием? (Марина Цветаева Цитаты)
Удивительное наблюдение: именно для чувств нужно время, а не для размышлений … чувства, очевидно, более требовательны, чем мысли (цитаты Марины Цветаевой)
Мой любимый способ общения в мире за его пределами: мечта, видеть во сне.Мой второй фаворит — переписка (цитаты Марины Цветаевой)
Никто никогда не заходил дважды в одну и ту же реку. Но кто-нибудь когда-нибудь дважды заходил в одну и ту же книгу? (Марина Цветаева Цитаты)
И скоро все мы будем спать под землей, мы, которые никогда не давали спать друг другу над ней (Цитаты Марины Цветаевой)
Кто спит ночью? Никто не спит. В колыбели ребенок кричит. Старик сидит над своей смертью, а кто-нибудь? Достаточно молодой разговаривает со своей любовью, вдыхает в ее губы, смотрит ей в глаза (Цитаты Марины Цветаевой)
Мой стол, самый верный друг, спасибо.Ты был со мной на каждой дороге, которую я выбрал. Мой шрам и моя защита (Цитаты Марины Цветаевой)

,

избранных стихов Марины Цветаевой

Издание Bloodaxe, переведенное Дэвидом Макдаффом
4.5 для вступления, около четверти книги
3 для стихов в переводе

Я не думаю, что современный рифмованный перевод обязательно делает звучание стихов тривиальным в Английский, но это нужно делать очень осторожно, чтобы этого не произошло. В любом случае, мне кажется, что слишком много Цветаевой теряется в переводе, будь то рифмованная или нет. Когда отдельные строки или иногда целые стихи казались наиболее живыми, в этой версии и в издании Feinstein ‘

Bloodaxe, переведенном Дэвидом Макдаффом
4 это были разные фрагменты.5 для введения, около четверти книги
3 для стихов в переводе

Я не думаю, что современный рифмованный перевод обязательно заставляет стихи звучать тривиально на английском, но это нужно делать очень осторожно, чтобы этого не произошло. В любом случае, мне кажется, что слишком много Цветаевой теряется в переводе, будь то рифмованная или нет. Когда отдельные строки или иногда целые стихи казались наиболее живыми, в этой версии и в «Невесте льда» Файнштейна это было по-другому. Рифмованный перевод Макдаффа работает лучше всего, когда строки, независимо от того, есть ли фактическое увлечение или нет, построены так, что акцент , а не , падает на конец строки, если стихотворение произнесено естественным образом как предложения, делая рифму элегантной, тонкой и ненавязчивой. И это особенно относится к стихам с более короткими линиями.(Одним из немногих стихотворений с короткими линиями, которые хорошо сработали здесь, было «Окно», в котором использовался полусредний текст.) Я надеялся, что концы строк песни будут заканчиваться вместе с ювенилией Цветаевой, но они всегда появлялись из время от времени.

Моим самым большим разочарованием в «Невесты льда» была последовательность «Подружка», которая редко имела величину эмоциональной силы, которую я ожидал; здесь это была «Попытка в комнате». Такое колючее модернистское название и сложная, разнообразная, иногда абстрактная тема особенно плохо подходили для рифмованного стиха с акцентом довольно часто в конце строки.Перевод Фейнштейна «Стол» значительно превосходит «Стол» Макдаффа. Я подумал, что среди лучших в McDuff были «From Bon Voyages» (Осипу Мандельштаму), в частности, переведенный Ф.Ф. Мортон — «От бессонницы» и «От стихов к Ахматовой», слова которых были настолько яркими, что затмили рифму.

Несмотря на первоначальный оптимизм по поводу переводов Макдаффа после того, как я просмотрел несколько, я не особо чувствовал себя при внимательном чтении; с Фейнштейном, даже если довольно много стихов не хватало, были моменты с наддувом, которые остались со мной на некоторое время.(На следующий день, набирая номер, я играл XTC «Разочарованный» в повторе: те же чувства; меньшая, очень приемлемая величина; чувство универсальности.)

Тем не менее было интересно увидеть разные взгляды на стихи за короткое время время — Макдафф, по крайней мере, дает некоторое представление о структурах Цветаевой (нужно только представить, что они чувствуют себя по-другому на другом языке). Чтобы читать стихи ее современников, я должен был бы купить ее, поэтому вместо этого максимально использовал доступ к этим различным переводам Цветаевой.Введение Макдаффа в это издание стоило прочесть из-за биографических деталей, культурного контекста и того, как они связаны со стихами.

Различные оценки, которые я получил от этого, я оценил:
По спорным аспектам жизни Цветаевой:
Младшей дочери Цветаевой, Ирине, повезло меньше: она слабая и больная, она медленно и плохо развивалась и едва могла ходить, когда ей было три года. Годы лишения и голода дали о себе знать: в 1920 году Ирина умерла от недоедания в детском доме, где Цветаева была вынуждена покинуть ее.

она прекрасно знала французский и немецкий языки. И все же она, похоже, поделилась с Мандельштамом неспособностью «продать себя», иметь «работу» … ее нетрадиционная, бескомпромиссная личность сделала ее многочисленными врагами по обе стороны литературно-политических баррикад … Она была темпераментно неподходящей взломать и очень медленно работал над переводами … которые Пастернак помог найти для нее. Часто она голодала.

Тем не менее, она и Мур, тогда в возрасте 16 с половиной лет, сели на волжский пароход с семьями других писателей, направлявшихся в Казань и Чистополь.Лидия Чуковская, мемуаристка и дочь поэта Корного Чуковского, вспоминает, как во время плавания Цветаева продолжала возвращаться к теме самоубийства. «О чем вы можете думать?», — вспоминает Чуковская, отвечая: «У меня есть двое детей, за которыми нужно ухаживать». По словам Чуковской, реплика Цветаевой была такой: «Но я знаю, что моему сыну будет лучше без меня…». лодка добралась до Казани, а затем до Чистополя, куда выбралось большинство семей писателей. Однако Цветаевой не разрешили высадиться там, и она с Муром пошли дальше, в еще более отдаленную Елабугу.Здесь она пыталась найти работу, но безуспешно. Она написала в Татарский Союз Писателей с просьбой о переводческой работе. Никакого ответа не пришло. [Файнштейн упоминает, что она также поехала в Чистополь за несколько дней до своей смерти, чтобы найти черную работу, но не была взята на вооружение.]

Культурно-художественная деятельность:
Это был период до того, как Россия и Запад стали полностью отрезанными от друг с другом, и еще было много движения между Берлином и Парижем, затем художественными столицами Европы, городами Ленинградом и Москвой.Стихи Ремесло отражают художественное и культурное брожение того времени, и, действительно, они являются ближайшей вещью к «современным» стихам во всем поэтическом произведении Цветаевой, которое, как и у Ахматовой и Мандельштама, по сути консервативно в эстетическом и формальном отношении , Некоторые из стихов также ясно показывают влияние Белого — обильное использование черты, и сильно отмеченные ритмы происходят от него.

1925. Это был также период великого стихотворения (длинные стихи) «Поэма горы» («Poema gory») и «Поэма конца» (Poema kontsa).Эти возвышенные и психологически сложные конструкции, кажется, отражают некоторые интенсивные и страстные любовные отношения — но детали этого туманные, и есть некоторые основания полагать, что основа опыта в стихах была незначительной, что больше всего на свете сочиняла Цветаева Жизнь, а также поэзия. Это не значит, что в стихах есть что-то ложное или искусственное, скорее, что, как и в другие моменты своей жизни, Цветаева использовала исходный материал своего существования, чтобы превзойти его, выйти за его пределы.Неумолимые ритмы и неровные, прыгающие линии источают безрассудство духа, ницшеанское презрение к здесь и сейчас.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *